aps | rus | eng | tur | de | it | ar | esp | fr



Консульская служба МИД

Контактная информация:

Адрес: ул. Сахарова 33, г. Сухум

+7 940 996 39 48 (моб.)
+7 840 226 39 48 (раб.)
E-mail: visa@mfaapsny.org


45-я встреча МПРИ
Кан Тания провел встречу с магистрантом Лейденского Университета (Голландия) Рамешом Ганохарити

Признание Россией Республики Абхазия: подводя некоторые итоги. В. Чирикба

Три года прошло со дня дипломатического признания Абхазии Российской Федерацией. Для многих, даже в самой Абхазии, это стало неожиданностью. Тем не менее, это был глубоко закономерный шаг, подытоживающий почти два десятилетия интенсивных российско-абхазских отношений, в которых Россия проявила себя как защитник и гарант законных интересов народа Абхазии, а Абхазия – как ее надежный стратегический партнер и союзник.

Дипломатическое признание Абхазии Россией и другими странами-членами ООН заставило многих в Грузии и за ее пределами понять, что Абхазия окончательно стала на путь самостоятельного развития, и что надежды на ее возвращение под контроль Грузии являются несбыточной утопией.

Российско-абхазские отношения выдержали испытание временем. Обе стороны получили большие стратегические преимущества от своего союза. Тем не менее, отношения между двумя странами нуждаются в постоянной гармонизации, на основе диалога, компромисса и учета интересов друг друга. Россия, ее бизнес являются основными инвесторами в Абхазии. Наша страна должна в краткие сроки полностью восстановить всю свою устаревшую инфраструктуру, активизировать мелкий и средний бизнес, поднять сельскохозяйственное производство, существенно повысить качество и уровень жизни всех граждан Абхазии. Без российской экономической и технологической помощи все это является неосуществимым.

Абхазия признана пятью странами-членами ООН. Много это, или мало? Если вспомнить, что во время войны народа Абхазии, а также в период антигуманной блокады со стороны стран СНГ, речь шла о выживании абхазского государства в крайне неблагоприятных условиях изоляции и постоянной угрозы нового грузинского вторжения, то сейчас, после признания Абхазии Россией, мы уже можем говорить о начале вовлечения Абхазии в мировой политический и экономический процесс. Если учесть тот немаловажный факт, что среди признавших Абхазию стран – Российская Федерация, мировая держава, постоянный член Совбеза ООН, то можно сказать, что прогресс в деле укрепления своей государственности и обеспечения безопасности, который Абхазия достигла за этот весьма небольшой исторический срок, просто огромный.

Но в чем смысл существования независимого абхазского государства? Для того чтобы использовать все его ресурсы для осуществления главной стратегической цели – сохранения абхазского этноса, языка и культуры в жестких условиях глобализации и конкуренции со стороны более крупных языков и культур. Если исчезнет абхазский язык, если из-за слабой демографической политики нашего руководства и бесконтрольной иммиграции абхазский этнос вновь окажется незначительным меньшинством на своей Родине, если мы утратим свое национальное лицо и важные элементы традиционной культуры, то борьба будет нами проиграна, и тогда абхазское государство потеряет всякий смысл. Об этом всем нам надо помнить, поскольку язык, демография и культура, наряду с экономикой и правопорядком, должны являться приоритетами в деятельности любого руководства Абхазии.

На международной арене Россия активно защищает интересы Абхазии. Это мы ясно видим и в ходе Женевского процесса. Многие у нас критикуют переговоры в Женеве за то, что они не приносят скорых результатов. Но согласитесь, чудес не бывает. Ведь отношения между Абхазией и Грузией уже давно находятся на нулевой точке. И добиться от Грузии подписания двустороннего договора о неприменении силы является весьма сложной задачей. Ведь для грузинского руководства психологически это было бы равносильно признанию Абхазии. А на это оно пока идти не готово. Но давайте подумаем о более широком международном контексте Женевских дискуссий. Ведь в них участвует не только Грузия. В ходе Женевского процесса происходит очень важное для Абхазии прямое и регулярное взаимодействие наших представителей с высокопоставленными чиновниками из Евросоюза, ООН и ОБСЕ, с высокопоставленными дипломатами из США и других стран. В Женеве мы регулярно сверяем часы с нашими коллегами и партнерами из Российской Федерации и Южной Осетии. Женева – это единственный доступный нам канал прямой связи с этими важнейшими странами и организациями, где представители Абхазии имеют возможность высказывать свою точку зрения на существующие проблемы в области безопасности. Другого такого канала нет, и в таком масштабе пока вряд ли представится. И вообще, мы не может позволить себе отсутствовать на тех международных переговорах, на которых напрямую обсуждается положение дел вокруг Абхазии, вопросы ее безопасности.

Мне уже приходилось об этом говорить, и я повторюсь: по моему убеждению, в Женеве Запад, да и Грузия, готовят себя к мысли о неизбежности своего признания Абхазии.

Это очень хорошо видно наблюдая динамику Женевского процесса со времени его начала в 2008 г. Это видно и по развернувшейся дискуссии в Грузии по поводу необходимости признания Абхазии, чтобы выйти из тупика в наших отношениях. На Западе многие все больше задаются вопросом – а почему собственно и нет, почему, если Запад признал Косово, этого же не заслуживает и Абхазия? Теперь, после Эритреи, Словакии, Черногории, Восточного Тимора, Косова, Южного Судана, противиться идее признания Абхазии означает, по существу, идти против времени. И это осознает все большее число западных экспертов и специалистов-международников. Вслед за этим, неизбежно, последует и «прозрение» политиков. Но здесь и Абхазия должна активнее работать, и не ждать, когда ее кто-то заметит и решит признать. Абхазия должна энергично продвигать идею своего признания, используя все современные технологии, а также прямые контакты. От нее зависит, конечно, не все, но очень многое. И это тоже мы должны ясно понимать.

Касаясь перспектив широкого международного признания Абхазии, можно утверждать, что они есть, и они очень серьезные. Просто надо дать время Евросоюзу, Америке, миру в целом свыкнуться с мыслью, что Абхазия никогда больше не станет частью Грузии, что возврат к прежнему положению вещей невозможен. А такие иллюзии у многих на Западе все еще есть. И участие Абхазии в международных Женевских дискуссиях здесь весьма кстати – крупнейшие мировые политические игроки воочию убеждаются, что сосуществование Абхазии и Грузии в рамках одного государства, вопреки тому, что им говорят в Грузии, на самом деле невозможно и неосуществимо.

Если мы докажем прежде всего самим себе, а также и остальному миру, что мы можем построить эффективное, демократическое, правовое и экономически самодостаточное государство, то никаких аргументов против признания Абхазии ни у кого просто не останется. Уже сейчас мировые индексы степени демократичности государств ставят Абхазию на один уровень с Грузией. Но в отличие от Грузии, где смена власти уже третий раз подряд происходит насильственным путем, Абхазия показывает бо́льшую политическую зрелость как общества в целом, так и его институтов. Предстоящие выборы президента Абхазии должны еще раз подтвердить эту высокую репутацию истинно демократического общества, которой наш народ имеет полное право гордиться.

Вячеслав Чирикба


Возврат к списку





Об Абхазии

Министерство

Внешняя политика

Консульская информация

Аналитика

Разработка сайта: Mukhus
Министерство Иностранных Дел Республики Абхазия E-mail: info@mfaapsny.org; Тел: +7 (840) 226-70-69; Адрес:. Lakoba, 21